Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

В чем секрет исторического выживания России

[06.11.2021 / 15:00]

Четвертого ноября, страна отмечает День народного единства. Праздник сравнительно новый, таких глубоких корней в народной традиции, как Новый год или День Победы, приобрести не успел. Возникает вопрос: а так ли необходимо напоминать народу о ценности этого самого единства? Попробуем рассмотреть этот вопрос через призму ситуаций, в которых сам народ едва не оказывался уничтожен, ведь за тысячелетнюю историю России их набралось ой как немало. А там, глядишь, и ответ сам собой найдется.

 

Поляки опаснее монголов

 

Сегодня, когда пережитые «моменты истины» уже позади, и Россия успела вскарабкаться довольно высоко, многие угрозы из прошлого могут казаться смешными. Но лишь на первый взгляд. Текущее могущество имелось в распоряжении страны далеко не всегда. Первый потенциально смертельный удар Русь получила в XIII веке, когда большая часть ее земель была завоевана монголами. Но угроза существованию, несмотря на всю опасность и жестокость, исходила даже не от них, а от таких же славян. Это были поляки и литовцы – самые опасные конкуренты в деле собирания русских земель.

Все дело в том, что монголы, во-первых, не особо интересовались русскими землями, а во-вторых, не могли обеспечить на них свое регулярное присутствие. Их удар стал шоком и создал предпосылки для того, чтобы возникла сама «землесобирательная» гонка. Монголы были чем-то вроде силы природы. Они были бурей, которой невозможно противостоять здесь и сейчас, но которая обязательно рано или поздно прекратится. А вот что делать после бури – был вопрос очень важный.

Поляки и литовцы были нам довольно близки и могли нас успешно ассимилировать, растворить в себе. Обратить в католическую веру, наделить другими культурными установками, дать другой алфавит и провести еще тысячу успешных атак культурного плана. И тогда исчез бы, растворился русский народ. Не потому что всех убили, а потому что ассимилировали. По счастью, правителям Руси удалось сохранить культурное ядро и в рамках монгольского вассалитета, а в итоге и восстановить экономическую и военную базу. Страна отбилась от атак с запада и в итоге избавилась от завоевателей с востока. Русь не умерла, а оправилась и продолжила борьбу за существование.

Она вернулась на европейскую арену в качестве уже не просто серьезной, а меняющей баланс военной силы в XVI веке страны. Но не прошло и ста лет, как неудачная война и ряд неприятных обстоятельств вновь поставили ее на грань выживания. Смутное время на рубеже XVI и XVII веков едва не привело к завоеванию поляками, которые с точки зрения выживания по тем временам были самым опасным противником.

Просто потому, что могли при желании растворить в себе. Руси удалось отбиться нечеловеческими усилиями. А там ее последовавшую реанимацию после тяжелых времен подстегнул экономический эффект от покорения Сибири, которое стартовало еще до самой Смуты. И борьба русского народа за выживание и место в истории продолжалась.

 

Новые времена – новые опасности

 

После Русь превратилась в Российскую империю и подчинила себе еще большие пространства. Русские крепости раскинулись на широком пространстве от поверженной Польши до Камчатки и даже Америки.

Но Россия за столетия, несмотря на крепнущую мощь, так и не смогла решить ряд очень серьезных и глубоких внутренних проблем. В итоге в 1917 году произошел взрыв. Другой причиной были тяготы Первой мировой, которые задели далеко не только нас. Рвануло, по правде говоря, всю Европу. Кто был менее монолитен и крепок, распался совсем – как Австро-Венгрия и Османская империя. Кто прочнее, побогаче – устоял, но рассыпался полвека спустя. Как Великобритания или Франция, которые были вынуждены расстаться со своими колониями. Россия обвалилась лишь частично и по границам, но заплатила за это другую цену. Цену разрушительной Гражданской войны.

В Гражданскую все перевернулось вверх дном. Суверенитета тогда все хватали, кто сколько мог утащить. В итоге победившей стороне пришлось фактически перезавоевывать страну заново. Горела вся Россия – под Ярославлем, на Дону, в Сибири, на Дальнем Востоке. В Закавказье пришлось возвращаться с огнем и мечом. Искра продразверстки породила пожар партизанщины в тамбовских лесах. И этот список не описывает и десятой доли бед и несчастий, с которыми пришлось столкнуться России.

Все это стоило сил, крови и материальных ресурсов. И главное, времени, которое могло быть использовано на развитие, в том числе индустриальное, которое уже было запущено во времена империи и набирало обороты. Впрочем, учитывая, как полыхнуло сразу везде, можно считать удачей, что страну в принципе удалось сохранить. Пусть и невероятной ценой.

 

Великая война

 

Впрочем, о «ценах» разговор в XX веке только начинался. Всего два десятилетия спустя на Россию (ведь что такое СССР, как не очередная реинкарнация России?) напал еще более страшный враг, чем Смута или даже монголы. И чтобы его повергнуть, пришлось платить еще больше.

Третий рейх был отвратительным, но честным – в первую очередь с самим собой – соседом. Там твердо усвоили, что мир по своей природе социал-дарвинистичен. Поэтому приходили сюда с четким и безжалостным планом. Максимальная эксплуатация всех ресурсов в своих интересах, ликвидация образованного класса завоеванного народа, чтобы тот уже никогда не опомнился и не был конкурентом. И уничтожение десятков миллионов людей при помощи голода. Причем не сколько потому, что ставилась задача всех убить, сколько из желания эффективнее выкачать ресурсы.

Победа фашистов стала бы сильнейшим ударом по русскому народу, который был бы отброшен в нечто вроде Средневековья. По крайней мере, о серьезной индустрии и сильной городской культуре пришлось бы забыть. И численность бы просела куда больше, чем от потерь в Великой Отечественной. В разы, а то и на порядки. Причем сотен лет на медленное восстановление, как в случае с монголами, у русских не было. Процессы в стремительном XX веке, веке коммуникаций и технологий, шли куда быстрее. В случае поражения вариантов было бы два – или фактическое уничтожение, или превращение в тупую, амфорную, не способную думать ни о чем, кроме примитивного выживания, массу. Именно такими хотел бы видеть нас враг.

Но Россия вновь выстояла, еще более нечеловеческими усилиями, чем когда бы то ни было. В очередной раз, вопреки всему. И удивив всех остальных шедеврами военного искусства вроде операции «Багратион». Или ловким штурмом Берлина с отсечением от удобного для обороны города отступавшей туда 9-й армии противника.

 

Секрет выживания

 

Как видно, Россия пережила много смертельно опасных катаклизмов, и это не считая «мелких», не угрожающих самому существованию государства, но все равно крупных конфликтов, вроде Северной войны или Отечественной войны 1812 года. Почему же страна не рухнула окончательно под грузом всех этих событий?

Наверное, тут должно было быть что-то возвышенное про особый русский дух, мистическое объяснение про любовь Бога, или что-то в этом духе. Но факты говорят обратное. Римский дух в свое время позволил перелопатить всю Европу под стандарты римской цивилизации. Ее наследие много где стоит и функционирует до сих пор, но где сейчас сами римляне? Народов, считавших себя богоизбранными, в мировой истории тоже было немало, и сколько из них осталось лишь в скупых строчках исторических документов?  

Печальная правда в том, что мир – очень жестокое и не прощающее слабости и ошибок место. Страны и народы лишь проговаривают дежурные слова о гуманизме и стремлении к лучшему для всех, а на деле каждый ведет свою вечную игру на выбывание. Культурные, экономические и ратные мечи скрещиваются за одну главную цель – продлить свое существование как общности, народа или государства. Развиться еще дальше, расселиться еще обширнее. Все, чтобы быть как можно сильнее, когда придет очередное смертельное испытание, победа в котором дарует жизнь, а поражение – смерть и забвение. А оно ко всем рано или поздно придет.

Секрет выживания на деле очень прост – он в том, чтобы быть сильным. Тогда больше шансов. Сила, конечно, бывает не только военная. Для тех же боевых действий, даже если они ведутся на примитивном уровне, нужна экономическая база. И ничуть не менее важна культурная компонента. Это тоже важнейший фактор силы. Те же монголы, когда-то завоевавшие Россию, не смогли в итоге стать нацией мирового масштаба как раз потому, что были слабы культурно, и в итоге были поглощены Китаем даже несмотря на то, что когда-то завоевали его и стали там править. И важно правильно оценить особенности грядущей эпохи.

 

Империи множества идентичностей

 

Завтрашний день во многом будет эпохой бесчисленного множества идентичностей. Когда-то, в Средние века, они дремали относительно спокойно, и в мире существовали большие лоскутные империи, сотканные из самых разных народов и народцев. В наши времена личное давно стало политическим. Идентичности используются самыми разными силами для достижения своих целей. Мир становится лоскутным. Причем не только на национальных или региональных основаниях, но и даже на базе таких, еще вчера незыблемых характеристик человека, как пол.

Сегодня для того, чтобы изменить идентичность, достаточно лишь громко заявить об этом – и в ряде богатых и влиятельных стран к вам даже будут прислушиваться. Поэтому завтрашний день разделит все страны и народы на две категории. Тех, кто смог сохранить и укрепить единство, не поддавшись разрывающей на куски моде на идентичности, и тех, кто не смог. Первые станут чем-то вроде великих держав колониальной эпохи, а вторые ухнут в неосредневековье.

Страна «тысячи флагов», где одновременно сосуществует много-много идентичностей с реальными, а не декларируемыми правами, всегда будет легкой добычей для тех, кто сохранил единство, и будет плясать под дудку таких стран. Вспомните Священную Римскую империю и Польшу незадолго до первого раздела – высокий уровень прав для множества отдельных групп приводил к тому, что эти страны не могли толком решить ни один серьезный вопрос. Разделенное на лоскутки общество играло в лебедя, рака и щуку, и одни в итоге получили разрушительную Тридцатилетнюю войну, а другие – три раздела и уничтожение государства.

Таким образом, с будущим России все совсем просто. Если она желает иметь максимально удобные позиции при столкновении с неизбежными (и подчас очень жестокими) испытаниями, то ей следует не только сохранять, но и укреплять единство и монолитность проживающих в ней людей. Говорить, на какой основе этим следует заниматься, излишне – выбор тут невелик. Стержневую, национальную, идентичность даже технически будет проще и эффективнее укреплять на базе идентичности подавляющего большинства граждан. А кто это большинство в России, все и так знают. 

 

Тимур Шерзад, журналист

Взгляд

Категории:  Держава
 
вверх