Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

О повышении зарплаты бюджетников

[25.01.2022 / 06:17]

В правительстве обсуждают меры по сокращению межрегионального разрыва в зарплатах работников бюджетной сферы с учетом отраслевой специфики. Сокращение межрегионального разрыва в окладах потребует 1,5 трлн рублей за три года. Иркутские бюджетники в эти намерения не верят.

В правительстве обсуждают меры по сокращению межрегионального разрыва в зарплатах работников бюджетной сферы с учетом отраслевой специфики, сообщают «Ведомости» со ссылкой на источник, близкий к правительству. Эту информацию изданию подтвердили еще два источника, знакомые с дискуссией. По сути, речь идет о повышении ставок сотрудникам госучреждений в наиболее отстающих по этому параметру субъектах. Обсуждение ведется в рамках рабочих групп по четырем направлениям: здравоохранение, образование, наука и культура, они созданы на базе профильных министерств – Минобрнауки, Минкультуры, Минздрава и Минпросвещения.

Пока власти находятся в процессе подготовки конкретных механизмов сглаживания дифференциации – например, для разработки мер по выравниванию зарплат научных работников создана межведомственная рабочая группа на базе Минобрнауки, в которую вошли также представители Минтруда, Минздрава, Минфина и экспертного сообщества. Минобрнауки совместно с Минтрудом и ПФР до весны должны собрать информацию о различиях в оплате труда в зависимости от должностей и квалификации. Создание отраслевых систем оплаты труда – следующий шаг.

Как следует из данных Росстата, дифференциация номинальной средней заработной платы для ряда профессий бюджетной сферы за девять месяцев 2021 году находилась на максимуме с 2013 года. Например, у учителей разница между минимальной и максимальной средней зарплатой по регионам России равна 5,3 (в 2013 – 4,6), у преподавателей и мастеров производственного обучения по программам профессионального образования – 6 (в 2013 – 5,6, динамика в разные годы была разнонаправленной), у врачей и работников медицинских организаций, имеющие высшее медицинское образование, – 5 (в 2013 – 3,45). При этом у ряда работников социальной сферы и науки дифференциация снизилась к 2021 году (данные за девять месяцев). Например, у преподавателей вузов – до 3,2 с 4,2 в 2013 году, у работников организаций дополнительного образования детей – до 5,5 с 6,3, у работников учреждений культуры – до 4,5 с 5,1. Среди регионов традиционно самые высокие зарплаты у работников бюджетной сферы в Чукотском и Ямало-Ненецком автономных округах, а также в Москве, самые низкие – в регионах Кавказского федерального округа (Карачаево-Черкесии, Дагестане, Ингушетии, Северной Осетии), а также в Калмыкии, Бурятии, Алтайском крае.

К слову, отметим, в Иркутской области продолжается работа по повышению оплаты труда отдельных категорий работников бюджетной сферы. По оперативным данным в 2021 году, средняя заработная плата отдельных категорий работников, определенных указами, выросла на 9,1% по сравнению с уровнем предыдущего года и составила 44 тысячи 998 рублей. В частности, сообщает пресс-служба регправительства, у педагогов общего образования она увеличилась на 15%, дошкольного и дополнительного образования детей – на 7,8% и 6,9% соответственно, у педагогов, работающих с детьми-сиротами, уровень оплаты труда вырос на 13,7%, у работников учреждений культуры ‒ на 9,8%. Заработная плата врачей без учета выплат, связанных с выполнением работ в условиях пандемии, увеличилась в среднем на 8,6%, среднего медицинского персонала на 5,2%, социальных работников на 8,5%.

Декан Сибирско-американского факультета ИГУ, доктор экономических наук Надежда Грошева в комментарии Телеинформу отметила, что эта тема – достаточно острая.

– Мы должны четко понимать, что идея о повышении заработной платы бюджетников возникла не вчера, а из «майских» указов президента. Какие-то регионы приложили массу сил и механизмов, и довели эту зарплату до условного среднего уровня, а какие-то этого не сделали. Мы с вами прекрасно понимаем, каким путем это делалось в отдельно взятых учреждениях: денег туда никто дополнительно не давал, и из того бюджетного финансирования, которое предполагалось, они должны были самостоятельно каким-то образом «выкрутить» эту среднюю заработную плату.

Мы опять же знаем, что было либо сокращение персонала и, условно говоря, совмещение ставок, либо достаточно лукавая история, когда человека просто переводили на долю ставки, остальное он получал как надбавку или компенсационную выплату, но в пересчете на долю ставки у него получалась средняя заработная плата.

На самом деле это было сделано давно и в Иркутском госуниверситете, несколько лет назад, насколько мне кажется, еще до текущего ректора некоторые преподаватели были переведены с полной ставки на 0,8 ставки, и разницу они получали надбавкой. И в пересчете, если разделить сумму на 0,8, выходило, что средняя заработная плата вроде как соответствует.

Были регионы, которые по разным причинам не довели эту заработную плату до нормативной. Причин могло быть много. Первая – это нежелание идти на такие непопулярные меры, которые были приняты. Вторая – это, возможно, нехватка полноценных бюджетных средств. Третья – это, действительно, разница в тех критериях, которые по регионам, условно говоря, отличаются, – та же самая средняя зарплата.

Ну и понятно, что если сейчас дофинансировать из федерального бюджета невыполнившие это поручение регионы, то регионы окажутся не в равных условиях: одни собственные бюджетные средства потратили, провели какие-то непопулярные меры, а другие – нет. Другой вопрос – что, действительно, в разных странах попытки увеличить заработную плату бюджетников, несомненно, были. Например, в той же самой Турции была достаточно глобальная реформа повышения заработной платы врачей и учителей. Она действительно была проведена к достаточно высокому, в целом по экономике, уровню. Это сделало профессию достаточно престижной, и людям стало, условно говоря, интересно работать стабильно в этих сферах. Но это все-таки должна быть тщательно продуманная, тщательно просчитанная и обсужденная мера, а не так, что «давайте, мы сейчас решим все сделать». Напомню, что внедрение «майских» указов все же было очень болезненно – на примере нашего региона, – отметила Надежда Грошева.

Преподаватель одного из иркутских вузов Галина тоже скептично отнеслась к планам федерального центра.

– Я так понимаю, что чтобы поднять зарплаты в этих сферах, надо кому-то их понизить. А откуда они возьмут деньги, напечатают? А от этого какой толк? Пусть будут зарплаты больше, но тогда и деньги станут дешевле. Я не вижу, как это экономически может быть реализовано, это даже не прописано четко. То есть это непроработанный проект, скорее всего. Потому что я не вижу ресурсов, которые могли бы реально в этом помочь. Или повышение будет совершенно незначительным. Больше будет шума. Опять же, раньше районные коэффициенты не зря вводили. Возьмем условный Липецк, если там овощи-фрукты стоят столько-то рублей, то в Якутии то же самое может стоить столько-то сотен рублей. И что, под кого равнять будем? Это как средняя температура по больнице, когда один в морге, второй в горячке. Сама по себе идея неплохая, но я допускаю, что она самими инициаторами неясно продумана, – считает она.

 

ИА Телеинформ

Категории:  Проблемы и решения
 

Ослик ИА

Имитация бурной деятельности  .......

0 0

25.01.2022 10:26:42

вверх