Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Подлинность останков царской семьи окончательно подтверждена

[01.02.2022 / 10:35]

Проведенные следствием экспертизы подтвердили подлинность останков императорской семьи Романовых, убитых в 1918 году, сообщила старший следователь по особо важным делам при председателе СК Марина Молодцова в документальном фильме «Дело Романовых. Следствием установлено», показанном на Первом канале. Своим мнением по этому поводу с Телеинформом поделился учёный секретарь Иркутского областного краеведческого музея, кандидат исторических наук Артём Ермаков.

Как сообщают РИА Новости, в фильме отмечается, что выводы современного следствия совпали с выводами историко-архивной экспертизы о том, что в ночь с 16 на 17 июля 1918 года в доме Ипатьева в Екатеринбурге были расстреляны император Николай Второй, его супруга Александра Федоровна, четверо их дочерей – Ольга, Татьяна, Мария, Анастасия, их сын Алексей и люди, которые остались им верными до конца.

Отметим, в 1991 году было вскрыто захоронение в месте под названием Поросенков Лог под Екатеринбургом (предположительно, останки царской четы, трех дочерей – великих княжон и их окружения). В 2007 году недалеко от этого места нашли еще одно захоронение (возможно, цесаревича Алексея и великой княжны Марии).

В 2000 году Русская церковь причислила Николая Второго и членов его семьи к лику святых. После вскрытия захоронения под Екатеринбургом останки членов императорской семьи захоронили в усыпальнице Петропавловского собора Санкт-Петербурга. Однако Русская православная церковь (РПЦ) не признала их подлинными из-за нехватки доказательств.

В июле 2018 года представитель СК сообщил, что комплексные молекулярно-генетические экспертизы подтвердили принадлежность найденных останков членам царской семьи и их окружению. Кроме того, специалисты установили родство императора Александра Третьего, эксгумированного в Петропавловском соборе Петербурга, и погибшего человека, идентифицированного как Николай Второй.

В июле 2020 года Марина Молодцова рассказала журналистам, что найденные в 2007 году человеческие останки принадлежат цесаревичу Алексею и великой княжне Марии.

В январе 2022 года председатель Отдела внешних церковных связей Московского патриархата митрополит Волоколамский Иларион (Алфеев) заявил, что, на его взгляд, «ничего сегодня не мешает признанию подлинности екатеринбургских останков». По его мнению, у членов Священного синода РПЦ «не осталось сомнения в их подлинности, но решение должно быть за высшим руководством церкви, а высшее руководство церкви – это Архиерейский собор».

Учёный секретарь Иркутского областного краеведческого музея, кандидат исторических наук Артем Ермаков в комментарии Телеинформу отметил, что в «окончательные выводы» можно верить тогда, когда они зафиксированы документально. Устные заявления всё же воспринимаются весьма скептично:

– Довольно сложно комментировать эту новость, особенно после формулировки «окончательно подтвердил в документальном фильме». Всё-таки окончательное подтверждение, исходящее от любого официального органа, должно выражаться в бумагах, пускай и не очень легко читаемых, но где есть подпись, письменная формулировка, а не устное заявление.

С другой стороны, хочется заметить, что таких окончательных подтверждений по делу о расследованиях, связанных с екатеринбургскими останками, только на моей памяти было уже штук 12, если не 20. И всякий раз оказывалось, что выводы неокончательные. Потому, находясь вдалеке от процесса, занимать какую-то позицию, опираясь на устные заявления, крайне сложно.

Однако объясню лишний раз, в чём тут дело. С одной стороны, государство заинтересовано в окончании этого следствия, оно ведётся уже много лет. По сути начали его ещё во времена правительства Колчака, а вот заканчивать нужно нынешнему правительству с перерывом почти в 70 лет, когда считалось, что сам факт расстрела царской семьи ставит точку в этой истории, и говорить о каких-то останках вообще не надо.

Важно помнить, что Российская Федерация официально не является правопреемником Российской империи, но протягивает массу неофициальных ниточек к ней, и это расследование – одна из них. Здесь особенная сложность в том, что государственное следствие, судя по всему, очень нуждается в принятии его выводов церковными институтами, что нетипично сегодня.

Однако Русская православная церковь не торопится принимать следственные выводы по нескольким понятным соображениям. Прежде всего, речь идёт о новых технологиях. Раньше никогда останки святых не анализировали с помощью генно-молекулярной экспертизы. Это в наше время можно что-то доисследовать. Но тут речь идёт не просто о государственных лидерах, а о канонизированной семье. С точки зрения традиции молебнов останкам святых подлинность их важна. Но подлинность, с другой стороны, в церковной истории подтверждалась чудесами, личными явлениями святых. А в 21 веке, в третьем тысячелетии, это «ненаучный» подход, и государство, общественность с ним согласиться не может. Отсюда это мягкое, но настойчивое принуждение церкви отказаться от «архаичных» методов верификации и принять новые, генно-молекулярные. На мой взгляд, эта стратегия выглядит сомнительно. Не то, чтобы церковь выступает против науки. Просто нужно уважать её особую позицию, как внутреннюю традицию. Не верите вы в чудеса, но и не требуйте от тех, кто верит, поменять точку зрения.

Решать, конечно, этот вопрос будут высшие церковные инстанции. Но сама процедура принуждения к признанию, длящаяся уже почти 25 лет, оставляет не очень хорошее впечатление. На фоне того, к чему церковь принуждали в советское время, это всё, конечно, выглядит очень вежливо, но сама по себе настойчивость лично у меня, как у рядового верующего, вызывает подозрение.

Тем более что, к сожалению, мы знаем, что в наше время подобные анализы, особенно такие сложные, особенно, когда они передаются на аутсорсинг в зарубежные лаборатории, могут быть фальсифицированы – и это может неожиданно выясниться в очень «подходящий» момент. А это сильно ударит по репутации государства, как было в случае с допингом. По репутации церкви подобное разоблачение тем более ударит страшно. Потому я очень хорошо понимаю, почему со стороны церковных структур вопрос признания подлинности останков затягивается.

 

ИА Телеинформ

Категории:  Эксперты и политологи
 
вверх