Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Наказание за пытки может быть ужесточено

[22.12.2021 / 09:16]

В Госдуму внесли на рассмотрение законопроект о расширении понятия «пытки» и усилении наказания за их применение представителями влaсти для принуждения к дaче показaний или зaпугивания. Законодательную инициативу прокомментировал Телеинформу адвокат Вячеслав Иванец.

Как сообщает пресс-служба кoмитета по госстроительству и закoнодательству Госдумы РФ, авторами поправок в УК РФ стали председатель комитета Павел Крашенинников и сенатор Андрей Клишас.

– Ставшие известными факты применения жестоких пыток к заключенным в системе ФСИН вызвали озабоченность широкой общественности и не могут остаться без внимания законодателей. Надругательство над заключенными, унижение их человеческого достоинства, попрание основных прав человека не могут быть оправданы никакими благими намерениями сотрудников правоохранительных органов, никакими социально значимыми целями, – отметил Павел Крашенинников.

В законопроекте дано более детальное и четкое определение пытки, соответствующее Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, заключенной 10 декабря 1984 года. В частности, к целям осуществления пыток отнесено запугивание как способ контроля над личностью заключенного или принуждения другого лица к совершению каких‑либо действий под страхом пытки.

– Более детальное определение понятия «пытка» вносит определенность в квалификацию деяния и позволяет назначить адекватное наказание виновному, – рассказал Павел Крашенинников.

В статью 302 «Принуждение к даче показаний» УК РФ вводится новый субъект преступления – сотрудник правоохранительного органа. Это позволит привлекать к ответственности за пытки в том числе и сотрудников ФСИН России, а не только следователей или лиц, проводящих дознание, как это предусмотрено в нынешней редакции УК РФ.

Кроме того, законопроектом усиливается наказание за пытки, организованные и/или проводимые представителями власти с целью принуждения к даче показаний (статья 302 УК РФ) или запугивания (статья 286 УК РФ – превышение должностных полномочий). Теперь такие преступления наказываются лишением свободы до 12 лет, а это переводит их в разряд особо тяжких.

– Сотрудники правоохранительных органов имеют достаточно полномочий для эффективной борьбы с преступностью и для поддержания порядка в местах лишения свободы в соответствии с установленным законом режимом. Неумение эффективно пользоваться этими полномочиями или неуемное служебное рвение, приводящие к нарушению законности, в том числе к пыткам заключенных, формирует отрицательное отношение общества к правоохранительной системе. Исключение из правоприменительной практики этих уродливых явлений – задача данного законопроекта, – заявил Павел Крашенинников.

Отметим, в России в последнее время не утихают скандалы вокруг пыток. Правозащитный проект Gulagu.net публикует в Сети видео с кадрами пыток и насилия над заключенными. Последние из выложенных в интернет, как утверждают правозащитники, записи были сделаны в колонии в Красноярске. В Иркутской области за последние полтора года прогремело несколько скандалов, связанных с насилием в системе ФСИН. Сообщалось, что в иркутском СИЗО-1 и ИК-6 пытали заключенных. Руководителей СИЗО-1 и ИК-6 Иркутска отстранили от работы на время служебной проверки, которую инициировала ФСИН. Позже были возбуждены уголовные дела в связи с противоправными действиями в отношении осуждённого. Также сообщалось о том, что уволен начальник иркутского СИЗО-1, где издевались над заключенными. Всего, как сообщалось ранее, в поле зрения попали пять сотрудников ГУФСИН.

Начальнику оперотдела СИЗО-1 Иркутска предъявлено обвинение по делу об издевательствах над заключённым, а вот начальник иркутской ИК-6 не признал вину в деле о пытках.

В марте 2021 года стало известно, что бывшему начальнику ИК-15 в Ангарске предъявили обвинение в превышении должностных полномочий с тяжкими последствиями. Предварительно установлено, что в 2017 году он потратил 700 тысяч рублей федерального бюджета на непредусмотренные цели. В ИК-15 Ангарска, где отбывают наказание осужденные по тяжким статьям уголовного кодекса в условиях строгого режима, в ночь 10 апреля 2020 года произошел бунт и пожар.  Телеинформ вёл хронику бунта в ИК №15 Ангарска. При разборе сгоревших конструкций в ангарской ИК-15 обнаружено тело погибшего осужденного. Также известно, что на сотрудников ангарской ИК-15 завели уголовное дело за пытки заключенных.

В сентябре 2021 года СУ СКР по Иркутской области сообщило о ходе расследования уголовных дел.

Отметим, после череды скандалов в системе пенитенциарных учреждений в отставку ушёл глава ФСИН Александр Калашников. Указ об освобождении его от должности 25 ноября подписал президент РФ Владимир Путин.

Тему затронул известный журналист и автор ютуб-канала «вДудь» Юрий Дудь. Он выпустил новый документальный фильм, посвящённный пыткам в российской правоохранительной и пенитенциарной системах. Опрошенные Телеинформом представители иркутской общественности отмечают, что Юрий Дудь в очередной раз продемонстрировал, что говорить с людьми на неудобные темы без поджатой от неловкости и брезгливости губы можно и нужно.

Вячеслав Иванец в комментарии Телеинформу отметил, что на фоне всего происходящего, с одной стороны сам факт законодательной инициативы даёт повод для сдержанной радости, однако концепция документа оптимизма не внушает:

– С одной стороны, можно говорить о том, что есть повод для осторожной радости. Как минимум, на проблему обратили внимание. И здесь низкий поклон моим коллегам правозащитникам, активистам и адвокатам, в частности, Дмитрию Дмитриеву, который долгое время, в течение десятков лет муссировал вопрос о пытках и снял небезызвестный фильм про иркутское СИЗО «Территория пыток», привозил сюда представителей правозащитных организаций, в том числе, Льва Пономарёва*, признанного в настоящее время иностранным агентом, и так или иначе пытался указать на системные проблемы в этой сфере. Отчасти его работа повлияла на то, что сейчас не просто говорят о пытках в колониях, но и вносят соответствующие законопроекты. Можно, по крайней мере, сказать о том, что этот вопрос находится на повестке дня и, возможно, сам этот факт приведёт к каким-то изменениям.

Но что касается самого законопроекта, то перспектива его принятия и, в частности, включение такого квалифицирующего признака как совершение пыток с целью выбить показания сотрудниками правоохранительных органов, с моей точки зрения, это совсем не то, что могло бы повлиять на ситуацию кардинальным образом. Статья, предусматривающая ответственность за пытки, есть и сейчас. Не работает она по причинам совершенно очевидного характера: сажать не хотят и не могут. Не могут как раз потому, что являются заказчиками – это я сейчас говорю о коррумпированных представителях правоохранительных и следственных органов.

Существуют чёткие, обоснованные, взвешенные и продуманные предложения о том, какие нужные законопроекты, которые могли бы коренным образом изменить ситуацию. Программа минимум – это принять изменения к федеральному закону о содержании под стражей, которые хотя бы позволяют составлять списки лиц, содержащихся в камерах, чтобы правоохранители не могли отказывать жертвам пыток в возбуждении уголовных дел по мотивам того, что не сохранились сведения о том, кто содержался в соответствующей камере и мог принимать в этом участие. То есть, по крайней мере, сделать так, чтобы всегда было понятно, кто в какой камере сидел и мог быть причастен к пыткам.

Сейчас пыточный конвейер работает таким образом, что эти сведения либо не сохраняются, либо объявляются утраченными. В результате те, кто непосредственно осуществляет пытки – это, как правило, сотрудничающие с администрацией пенитенциарных учреждений заключённые или арестованные, – уходят от ответственности. Если будет принят закон о сохранении этих списков, то такого пути отхода у превратно понимающих свои цели правоохранителей уже не будет. Это небольшой шажок.

Путь к кардинальному изменению системы, который мог бы, наверное, существовать в каком-то другом государстве, – это изменение самого приоритета следствия. Речь о переориентации с принципа «признание вины – царица доказательств». Иными словами, если признание, выбитое под пытками, перестало бы быть единственным достаточным доказательством для осуждения человека к длительному сроку лишения свободы, если бы этот принцип лёг в основу уголовного процесса, – это как раз программа максимум. Но, к сожалению, об этом остаётся только мечтать.

Поэтому, если говорить о законопроекте, который вносится в Госдуму, то тут мало поводов для оптимизма. Да, тема на слуху, да, какие-то изменения вроде бы происходят, но радости большой мне, как адвокату, работающему, в том числе, и по уголовным делам, вся эта шумиха не приносит. Многие из моих коллег считают, что в этом случае просто спускают, что называется, пар в свисток, чтобы сказать: «Ну мы же какие-то изменения приняли, ужесточили наказание за пытки». Но при этом систему оставили фактически в неприкосновенности, в неизменном состоянии и при этом оставили в покое заказчиков этих пыток, которыми, с моей точки зрения, являются сами правоохранители, неправильно понимающие свои цели и задачи.

 

*внесен Минюстом в реестр СМИ-иностранных агентов

 

ИА Телеинформ

 

Категории:  Законодательство
 
вверх