Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Как начальник ГРУ защитил армию

[23.12.2021 / 09:46]

20 декабря исполнилось девять дней со дня смерти Федора Ивановича Ладыгина, генерал-полковника, начальника ГРУ Главного штаба ВС РФ с 1992 по 1997 год. Что это был за человек и почему его так высоко ценили сослуживцы и земляки?

 

С мечтой о небе – но у истоков РВСН

 

После войны Федор окончил семилетку в своем селе Мазикино, и родители, собрав кое-какие деньги, отправили его поступать в Харьковскую спецшколу ВВС. «Уму непостижимо, как бы я, 14-летний мальчишка, возвращался домой, если бы не сдал экзамены. В этих условиях учеба в военных заведениях на полном государственном обеспечении была для большинства деревенских ребят одной из самых реальных возможностей получить достойное образование, подняться над сельской обыденностью», – вспоминал Федор Иванович.

В таких школах, которые называли «спецухой», в 8–10-х классах обучались юноши по специальной программе. В 1954 году Федор окончил с серебряной медалью десять классов специальной школы ВВС в Харькове и был направлен слушателем в Военно-воздушную инженерную академию имени профессора Н. Е. Жуковского. Академия была одним из престижнейших вузов нашей страны. Эту академию в свое время закончили авиаконструкторы Ильюшин, Яковлев, Микоян, космонавты Гагарин, Терешкова, Леонов.

Федор мечтал летать, но этого не случилось. В 1959 году лейтенант Ладыгин направляется в распоряжение Главкомата создававшихся ракетных войск стратегического назначения. Сам Федор Иванович высоко оценивает свои лейтенантские годы в РВСН для собственного становления, как офицера и впоследствии начальника. Хоть и был направлен туда вопреки его воле: «Мне повезло, что я оказался в тех сложнейших и тяжелейших условиях, когда пришлось на пустом месте создавать воинскую часть. Нас поначалу было всего восемь лейтенантов. И эти восемь лейтенантов через год поехали стрелять в Капустин Яр под Волгоградом. Именно они (такие лейтенанты) и создали тогда Ракетные войска Стратегического назначения, которые обеспечивают сейчас безопасность нашей страны».

А в 1962 году Ладыгина пригласили в 4-й Научно-исследовательский институт Министерства обороны, который занимался разработкой стратегического ракетного вооружения. В том числе ракеты С-500. «500 – это ее стартовый вес, который составляет 500 тонн, – пояснял позднее Ладыгин. – Она могла стрелять по США не только через Северный полюс, но и через Южный. Правда, потом от этой идеи отказались, но она до сих пор летает. Это ракета-носитель «Протон». Мне приятно, что в этом есть и частичка моего незначительного труда».

Там молодого инженера, обладающего аналитическим складом ума, заметили и предложили работу в институте Министерства обороны, который занимался исследованием научно-технического прогресса за рубежом. Федор Иванович вспоминал: «Мне, как аналитику, много дала служба в ЦИВТИ – институте, который был создан под эгидой научно-технического комитета при Генеральном штабе ВС СССР для досконального изучения зарубежного военно-технического опыта».

 

Прикоснуться к разведке

 

Работая в институте, Ладыгин взаимодействовал с офицерами и некоторыми структурными подразделениями Главного разведывательного управления Генерального штаба. На него обратили внимание и здесь. Поэтому в 1973 году его и нескольких других коллег пригласили служить в информационно-аналитической структуре центрального аппарата военной разведки. Согласился Федор Иванович не без колебаний, поскольку понимал, что в разведку приходят раз и навсегда.

Федор Иванович так говорил о пути в военную разведку: «Чтобы попасть в разведку, недостаточно одного личного желания. Сначала тебя проверят: кто ты? Что ты? Какие у тебя способности по знанию тех или иных предметов? Какие способности к изучению иностранных языков? Насколько ты интеллектуально развит? Насколько ты интересный человек?» Не станем сомневаться в его словах, поскольку кому, как не начальнику ГРУ, знать это. Но, прежде чем возглавить разведку, Федор Иванович прослужил в ГРУ почти 20 лет, и проработал на самых разных должностях от старшего офицера до заместителя начальника ГРУ.

Он так говорил о своей работе: «Военная разведка России – это прежде всего соревнование, борьба умов, требующая от разведчика самоотверженности, изобретательности, высочайшего профессионализма, выдержки, стойкости, преданности своему народу и свой Родине. Строжайшее соблюдение законов своего государства – вот право нашей разведки, ее мораль – беззаветное ежедневное (в мирное и военное время) служение Отечеству в интересах обеспечения ее безопасности. (...) Военная разведка выполняет свои задачи даже не перед государством. Она выполняет свои задачи перед страной и народом».

 

Договорно-правовое управление Генерального штаба

 

В конце восьмидесятых – начале девяностых начался развал СССР, который сопровождался резко меняющейся внешнеполитической обстановкой. Начались переговоры по контролю над вооружениями. В это сложное время, в 1990 году, Ф. И. Ладыгин становится начальником договорно-правового управления Генерального штаба.

Что такое договорно-правовое управление ГШ, наверное, знает не каждый. Это хорошо поясняет коллега Федора Ивановича, генерал-майор Колтунов: «Договорно-правовое управление было как бы кухней, где варились, разрабатывались и подготавливались предложения советской стороны на переговорах. С одной стороны, это гордость за сопричастность, а с другой – высочайшая ответственность. (...) Садишься за стол переговоров и начинаешь дискуссию со своим противником по холодной войне. После переговоров уходишь, а спина мокрая».

Договорно-правовое управление во взаимодействии с другими федеральными учреждениями и организациями занималось координацией усилий по подготовке позиций для переговоров по ограничению и сокращению вооружений. Сотрудники управления также принимали участие в переговорах в качестве членов делегаций. Генерал Ладыгин участвовал в подготовке договора СНВ-1; Договора по обычным вооруженным силам в Европе; конвенции по запрещению химического оружия; Договора по «открытому небу»; Венского документа по мерам доверия в Европе. Он также участник Парижского 1990 года и Хельсинского 1992 года совещаний по безопасности и сотрудничеству в Европе.

Генерал-майор Колтунов вспоминал: «Федор Иванович блестяще знал как нашу технику, так и технику наших контрпартнеров. И поэтому дискуссии, которые вел Федор Иванович с американской стороной, были настолько аргументированны, настолько убедительны, что американские специалисты частенько побаивались вступать в дискуссию с Федором Ивановичем». Работа его на этом поприще была очень важна для обеспечения обороноспособности нашей страны, и на этой должности Федор Иванович сделал очень много для сохранения уровня военной безопасности государства. Даже если бы впоследствии он и не возглавил ГРУ, ему только за эту работу нужно было бы памятник поставить при жизни – и это не преувеличение.

Например, только благодаря Ладыгину современные ВВС России все еще имеют в строю стратегические бомбардировщики. Он вспоминал: «22 сентября 1991 года американцы прислали нам (Дж. Буш-старший М. Горбачеву) предложения по якобы одностороннему сокращению ядерных вооружений. В ответ на это нам тоже нужно было что-то делать. Заседает комиссия под руководством И. С. Силаева, фактически являвшегося Председателем Совмина СССР. Большинство членов комиссии – псевдолибералы, в разоруженческих порывах готовые далеко обойти американцев. Противники их мнения (в том числе и начальник ДПУ Генштаба) рассматривались как враги демократии, «ястребы». В их окружении начальник Генштаба неожиданно предлагает, чтобы Россия на все времена в одностороннем порядке отказалась от тяжелых бомбардировщиков как от класса вооружения. В том числе – от Ту-160, Ту-95-МС.

Это труднообъяснимое предложение находит поддержку среди многих высокопоставленных лиц из ближайшего окружения президента СССР М. С. Горбачева, включая министра обороны – авиатора. Среди принимавших решение остался при своем мнении фактически только начальник ДПУ Генштаба. Пункт вносится в предложения для передачи американцам. Моя длительная настойчивость не сразу, но дала результаты. На пути в Кремль министр обороны пригласил туда главкома ВВС П. С. Дейнекина. И уже за «круг­лым столом», вопреки сопротивлению большинства участников, удалось уговорить М. С. Горбачева вычеркнуть из документа пункт об одностороннем запрете тяжелых бомбардировщиков. Ну а если бы не удалось уговорить? Где бы были сейчас наши «белые лебеди» Ту-160, которыми гордится страна и которые являются одной из составляющих стратегических ядерных сил?»

 

Во главе разведки

 

В августе 1992 году генерал-лейтенант Ладыгин возглавил ГРУ ГШ ВС РФ. Я специально не пишу «был назначен», поскольку назначение его проходило тогда на конкурсной основе, как ни парадоксально это звучит. Предложенная Федором Ладыгиным концепция работы ГРУ в то время была признана лучшей. Следует напомнить, что тогда, в период становления современного российского государства, были люди, которые заявляли: «А зачем нам вообще Вооруженные силы?» И идея эта воплощалась в жизнь. Тогда пострадали все Вооруженные силы, и система военной разведки в том числе.

Федор Иванович Ладыгин позднее вспоминал о том времени: «Когда у страны сокращается оборонный потенциал, потому что сокращаются вооруженные силы, разведка должна быть более сильной, более мощной (чем до этого). Задача заключалась в том, чтобы разведка продолжала работать и не разрушалась. Нужно было восстановить то, что было потеряно, и даже усилить это. (...) Сделать так, чтобы все виды разведки – стратегическая и оперативная агентурная, специальная, войсковая, радиоэлектронная, космическая – и в новых реалиях представляли собой органически, синергически связанную структуру – единую систему военной разведки».

Подчиненные генерал-лейтенанта Ладыгина приняли его назначение с воодушевлением. «Я не побоюсь утверждать, что только благодаря Федору Ивановичу наша служба не канула и ее не развалили те негодяи, которые и до сих пор топчут землю нашей страны, – говорит об этом времени Герой России полковник Владимир Ковтун. – Я бы только за это ему памятник поставил. Когда офицерам по несколько месяцев просто зарплату не платили, Федор Иванович сумел сплотить и сумел выбивать блага для офицеров, чтобы они занимались делом, а не думали о бытовых неурядицах».

Сам Федор Иванович вспоминал: «Приходилось на ходу решать массу вопросов законодательного, организационного, кадрового, материально-технического, бытового характера. Представьте, что в начале лихих девяностых, как теперь их называют, сотрудникам даже центрального аппарата ГРУ, не говоря уже о других подразделениях, денежное содержание выплачивалось от случая к случаю. По своему опыту и опыту руководителей других структур Министерства обороны знал: на любые обращения к правительственным чиновникам последует один ответ – средств нет. Пришлось на свой страх и риск разрешить коллегам подрабатывать на гражданке, но так, чтобы это не сказывалось на качестве основной работы. Что вы удивляетесь? Конечно, нонсенс, но что было делать?»

Вот что пишет о том времени книга «Они руководили ГРУ»: «Для самого ГРУ период, когда его возглавил Ф. И. Ладыгин, стал довольно успешным, насколько это было возможным в условиях развала государства и кризиса армии, о чем можно судить по высказываниям руководителей Министерства обороны России и Генштаба. За это время не случилось серьезных провалов среди агентуры военной разведки за рубежом, а количество перебежчиков не увеличилось (их просто не было – прим. автора). Авторитет военной разведки в глазах военного и политического руководства, да и в общественном мнении заметно повысился».

Основной принцип своей работы Федор Иванович изложил, цитируя великого китайского стратега Сунь-цзы, автора «Трактата о военном искусстве»: «Самая лучшая война – разбить замыслы противника; на следующем месте – разбить его союзы; на следующем месте – разбить его войска! Верх искусства – не выиграть сто битв, а, напротив, покорить армию врага без сражения». Именно этим и занимался генерал Ладыгин. Отстаивая интересы страны, он обеспечивал добывание секретов мира с единственной целью – недопущения войны.

 

На гражданке

 

В 1997 году Ф. И. Ладыгин ушел в отставку по возрасту. Нет смысла перечислять все должности, которые он занимал с 1997 года. Но одно точно стоит упомянуть – в это время он занялся восстановлением родового гнезда в деревне Мазикино. Дело в том, что после смерти матери родственники продали дом колхозу. Федор Иванович с сыном Сергеем выкупили его в 2010 году. Они занялись родным селом, односельчанами, их детьми.

Федор Иванович и его сын Сергей, замначальника Рособоронэкспорта, стали главными жертвователями создания храма во имя Преподобного Сергия Радонежского в селе Мазикино и удивительного памятника воинам землякам, установленного на месте братской могилы. Это бронзовая фигура солдата. А за спиной солдата на мраморных плитах высечены имена трехсот жителей деревни Мазикино и деревни Нелидовка, воевавших в годы Великой Отечественной войны. 179 из них не вернулись домой.

В годы службы Федор Иванович приезжал в деревню помогать родителям, но никогда не кичился перед односельчанами своим офицерством. Они знали о начале его карьеры в РВСН и потому считали, что он работает по космосу. Потому на селе и прозвище за ним закрепилось – Космонавт. О том, что он служил в разведке, они узнали намного позже.

 

Сергей Козлов, ветеран спецназа

Взгляд

Категории:  Служить России
 
вверх