Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

«Наиболее значительная фигура»

[02.09.2022 / 09:07]

Иркутские историки и политики, знавшие Михаила Горбачёва, жившие в его эпоху, или просто благодарные ему, вспомнили его самого, и плоды его работы. Первый и единственный в истории президент СССР Михаил Горбачёв умер накануне, на 92-м году жизни после тяжелой и продолжительной болезни.

В последнее время Горбачёв страдал от заболевания почек. Эту информацию в начале лета подтверждал «Горбачёв-фонд», в частности, сообщая, что политик последние несколько лет проходит гемодиализ. При жизни политик желал, чтобы его похоронили рядом с женой Раисой Горбачёвой, которая умерла 20 сентября 1999 года. Её могила находится на Новодевичьем кладбище в Москве.

Заведующий кафедрой мировой истории и международных отношений исторического факультета ИГУ, доктор исторических наук Сергей Кузнецов встречался с Михаилом Горбачёвым в Иркутске, и высоко оценивает его как политика:

– Среди политиков XX века, конечно, он – наиболее значительная фигура. До гласности и перестройки, в мире из русских слов был только «спутник». И это не просто слова, всё-таки это было настоящее явление, по крайней мере, для нас, тех, кто в то время жили, это всё было очень серьёзно. Прекращение Холодной войны, крушение Берлинской стены – события, которые потрясли мир. Ему дали Нобелевскую премию мира, и это была заслуженная оценка. С моей точки зрения, он был великий политик.

 

Заведующий кафедрой конституционного права и теории права Юридического института ИГУ, доктор юридических наук Сергей Шишкин рассмотрел фигуру генсека с разных позиций:

– Лично я не познакомился с Михаилом Сергеевичем, но был знаком с Лукьяновым, его однокурсником и человеком, который способствовал в его реформах, особенно государственных. Принципиально важно то, что он открыл советским людям возможность для передвижения по миру. Сухой остаток перестройки и формирования строя «социализм с человеческим лицом» – это право на передвижение. Это по тем временам было существенно, поскольку до него, для того, чтобы выехать даже в дружественную Монголию, нужно было пройти партийную комиссию, и человеку должны были дать визу на выезд, чтобы потом получить визу иностранного государства на въезд. Советский Союз был за Железным занавесом.

Его перестроечные движения я бы высоко не оценил: они привели к хаосу в государственном строительстве, у него не было хорошего плана демократизации общества. Он – человек своего времени и системы. Несмотря на то, что он закончил юридический факультет МГУ, мне кажется, внутри он остался всё-таки крестьянином из Ставропольского края. И в этом смысле много было моментов, которые раздражали советское общество, прежде всего привлекала к себе внимание Раиса Максимовна, первая леди. Эта их квази-западная модель поведения создавала в обществе брожение. Эти процессы привели к слому 6-ой статьи Конституции и распаду Советского Союза.

Мне кажется, что он любил играть с огнём. Он спровоцировал ГКЧП, он знал и вёл какие-то договорённости. По этому поводу есть достаточно много суждений. Начатые дела он не доводил до конца. С тем же Ельциным. Он был не компромиссным человеком, а скорее боялся додумывать основные свои мысли. При том, что его окружали достаточно серьёзные, умные люди, такие как Яковлев, Медведев, которые были не только мощными аппаратчиками, но и мыслителями своего времени. Он был, конечно, из той плеяды самым молодым, но с точки зрения последовательности его реформ, он их ни до чего не довёл.

После ухода у него была продолжительная жизнь. Я знаю некоторых людей, которые работали в Фонде Горбачёва, например, Валерия Соловья. Он обустроил свой пенсионный мир, и жил достаточно комфортно. Мне кажется, что ему было лучше в Германии, они его поддерживали, и его фонд.

За одно то, что он начал перестройку, ломать эту советскую систему, за то, что он открыл Железный занавес, можно его оценивать хорошо. Безусловно, это исторический деятель, по-своему интересный, но рядом с ним были более глубокие государственные деятели. Он не великий оратор, и не очень образованный человек. Но я отдаю дань его работе, он запустил механизмы, которые позволили сегодня России достаточно твёрдо стоять на ногах.

 

Генеральный директор агентства «Комсомольская правда-Байкал», доктор исторических наук Станислав Гольдфарб считает, что к оценке деятельности правителей нужно подходить осторожно и объективно:

– Нужно было обладать большой смелостью, потому что есть действия в моменте, а есть действия в истории. Когда он пришёл к власти и начались изменения, в той системе, в которой он работал, то, что он делал – это действительно было очень сложно, необычно, и в определённой степени опасно. И никто, наверное, не мог предположить, что после того, что СССР пошёл навстречу и по Берлинской стене, и по сокращению вооружений, и по многому другому – что нас просто-напросто кинут, обманут. Все были уверены в том, что мы начинаем новую эпоху и новые отношения. Поэтому в моменте Горбачёв был великий исторический деятель.

Думаю, он сейчас бы многое не совершал, и многое было бы по-другому. Было и безволие, и просчёты, и непонимание новых координат и измерений, в которых мы находились. Но я бы опасался обвинять его во всех грехах. Он в 1985 году начал разворачивать страну, модернизировать её, и это, конечно, большая заслуга. Реформаторам всегда не везёт в плане хороших оценок. Любая реформа связана с ломкой, кто-то всё время от реформ страдает: или те, которые в предыдущую эпоху жили хорошо, или те, которые в последующую эпоху стали жить плохо. Здесь золотой середины не было найдено.

Было много разговоров и ожиданий. Ожидания – это опасная вещь, в России всегда жили ожиданиями. Люди устали от ожиданий, они хотели увидеть что-то реальное воочию. К сожалению, многое из того, что говорилось, не получилось. Я думаю, что Горбачёва ещё будут оценивать, как и Брежнева: начинали мы с застоя, а сейчас говорят, что много было и интересного сделано. Историческая персона требует времени, чтобы её оценили в масштабах Времени.

 

Историк, социолог Михаил Рожанский так пишет о Михаиле Горбачёве в своих социальных сетях:

– Хороший телеграм-канал запустил опрос для подписчиков о главном, что сделал Михаил Горбачев. И среди вариантов нет того, что реально главное для всех – независимо от того, жил человек в то время или родился позже. Но нас в свое время так захватили перипетии, надежды и беды Перестройки, что это главное до сих пор попадает в «другое».

Горбачев и его соратники по внешней политике отодвинули на три с половиной десятилетия мировую войну. Власть, начни что-то менять внутри страны или нет, в любом случае столкнулась бы с нарастающим сопротивлением Восточной Европы, с стремлением поляков, чехов, венгров уйти из советского мира. И остановить такое стремление можно бы было только танками, что означало бы в восьмидесятых третью мировую. Это был главный выбор и главное деяние Михаила Сергеевича. А весь остальной подсчет заслуг и промахов на втором плане.

В этом году я впервые испытал к действующему политику чувство ненависти. И сегодня, кажется, впервые ощутил смерть политика, умершего естественной смертью, как личную утрату.

Он видел в людях граждан – действительных или потенциальных – а не население и не абстрактный «народ». Человеческое было выше политического. Чтобы быть политиком, необязательно быть политическим животным, можно и политическим человеком.

Светлая память. Соболезнования Ирине, родным и всем, кто согревал последние годы Михаил Сергеевича своим теплом.

 

Председатель Иркутского регионального отделения партии ПАРНАС Михаил Васильев полагает, что дело жизни Горбачёва не окончено, и его нужно продолжать:

– Для меня Горбачев – это историческая фигура. Это смена эпох, с которой связывали надежды на лучшую жизнь. Это относительно бескровное начало трансформации империи, что, правда, нынешние деятели сейчас пытаются компенсировать с лихвой. Это гласность, с которой они уже успешно разобрались. Это шанс на свободу и демократию, на приоритет интересов и достоинства отдельного человека над абстрактными ценностями абстрактного коллектива. Но шанс этот не полностью использован. Работа пока еще впереди.

 

Председатель Иркутского регионального отделения партии «Яблоко» Григорий Грибенко лаконично отозвался о первом президенте СССР:

– Он подарил свободу полумиллиарду человек.

 

Историк, кандидат политических наук Алексей Петров* в своей статье для издания «Глагол38. Иркутской обозрение» рассказал о встрече с Михаилом Сергеевичем:

 

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

 

– Настоящего Горби я видел один раз. В рамках президентской кампании весной 1996 года он был в Иркутске. Это была суббота, 20 апреля. Тогда к личности Горбачева относились неоднозначно, ходили слухи, что авиазавод отказался проводить встречу.

А вот студенты не просто пришли, а забили актовый зал педагогического института как селедки в бочке. Молодежь встречала его очень хорошо, все аплодировали, кто-то пришел с цветами, а один из студентов, сидя на шее у другого, попросил расписаться в зачетке. Горбачев не отказал, получив целую порцию позитивных криков и возгласов.

По окончанию встречи наиболее активные люди решили пробраться к сцене, чтобы получить автограф. Передо мной стояла женщина лет 50-55 в ярком платье с букетом алых роз и плакала: Михаил Сергеевич, мы так вас любим, так любим!

Рядом пытался протиснуться через ряд охранников автор этих слов, который держал в руках томик 1985 года. «Перестройка и новое мышление». Всё, автограф получил. Горбачева просят пойти на следующую встречу. Студенты аплодируют, кто-то свистит, кто-то машет кепкой.

Горбачев и народная любовь. Мог ли ее добиться человек, который отказался от коммунистической догмы и перевернул мир каждого советского человека.

Горбачев – это эпоха. Это личная история. В марте 1985-го я стал пионером и вместе с Горбачевым начал перестройку. Он – в большой стране, я – в отряде имени Александра Матросова, где были 43 девочки и мальчика, а затем и в школе. Я смотрел его по телевизору, читал его статьи, собирал вырезки и складывал их в конверт и даже завел знакомую киоскершу, которая оставляла мне «Огонек» и «Совершенно секретно».

Перестройка для Горбачева была смыслом жизни. Он открыто хотел, чтобы страна изменилась, чтобы демократия, гласность и консенсус заняли достойное место в нашей жизни. Перестройка для меня – это первое в моей жизни комсомольское собрание, на котором меня – правда ненадолго – избрали секретарем комсомольской организации.

Его жизнь была богата успехами и неудачами, открытиями и огорчениями. Он остановил войну в Афганистане, сохранив тысячи жизни молодых пацанов. Но при нем началась трагедия в Карабахе, которая не решена до сих пор. Помню, мама в те дни отдыхала на курорте в десяти километрах от военных действий, не было связи, и мы ждали самолет. Он вернул России Андрея Сахарова. При нем вся страна испытала ужас трагедии в Спитаке, когда армянский городок после землетрясения сложился как игральные карты. Он объединил Германию, и с тех пор отношения двух стран стали более прочными, что были за всю историю.

На 90 лет его поздравили Путин и Байден. Путин в одном из текстов написал, что Горбачев по праву принадлежал к плеяде ярких, неординарных людей, выдающихся государственных деятелей современности, оказавших значимое влияние на ход отечественной и мировой истории. «Благодаря вашей приверженности свободе и мужеству, с которой на протяжении десятилетий вы принимали трудные, но необходимые решения, мир стал более безопасным», это написал Байден.

Я рос одновременно с Горбачевым, несмотря на очереди, талоны и войны. И он стал тем светом, тем «прожектором», который определил мою будущую профессию. Время Горбачева было моим временем. И Горбачев тоже мой.

В ночь на 31 августа 2022 года Горбачева не стало. В последние годы он тяжело болел, но иногда делал правильные заявления. Они часто не совпадали с тем, происходит вокруг. Это была его позиция. Очень хотелось бы, чтобы людей с позицией становилось больше. Как при Горбачеве.

Говорят, что после смерти политика его вспоминают в лучшем свете, чем при жизни. Уверен, что наследие первого и последнего советского президента будет изучаться долго, досконально, и окажется, что настоящего Горбачева мы и не знали.

 

*внесен в Реестр иностранных средств массовой информации, выполняющих функции иностранного агента

 

ИА Телеинформ

Категории:  Эксперты и политологи
 
вверх