Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Мина для пенсионера

[09.11.2022 / 10:06]

Судебные споры с Пенсионным фондом даже Верховный суд признаёт делами повышенной сложности. Формальные рамки​ норм законодательства, так сказать, буква Закона, – абсолютная необходимость при решении таких дел. Но не менее важны в этих процессах и обстоятельства жизни конкретного человека, который стремится доказать своё право на справедливую пенсию. Чаще всего судебные разбирательства вызваны тем, что в ведомстве не признают тот или иной период работы будущего пенсионера. Как раз подобная ситуация легла в основу гражданского дела, которое рассматривалось в Ангарском городском суде.

Как и положено, Сергей Серов (здесь и далее фамилии изменены) приготовил документы для оформления страховой пенсии по старости. Но его волновал один факт трудовой биографии: с января 2013-го по август 2018 года, без малого пять лет, он работал водителем у ИП Храмцовой. С ним был заключён договор без записи в трудовую книжку. Как оказалось, волновался он не зря. Всё это время индивидуальный предприниматель не платила за своего работника обязательные страховые взносы в Пенсионный фонд РФ. Тем самым было нарушено его право на получение страховой пенсии.​

Так появилось исковое заявление Серова в Ангарский городской суд, где​ ответчиком была названа его бывшая работодатель Храмцова. Требовалось не только установить сам факт трудовых отношений, но и обязать предпринимательницу внести в УПФ РФ по Иркутской области набежавшую сумму страховых взносов из расчёта минимального размера оплаты труда – свыше 100 тысяч рублей.

В судебном заседании ответчик не признала исковые требования бывшего водителя, хотя не отрицала, что трудовой договор с ним был заключён. Серов обязался возить пассажиров по маршруту «Мегет – Иркутск» в режиме такси внутригородского и междугородного сообщения, используя личный транспорт. Условия оплаты были такие: ежедневно водитель отдавал 8 тысяч рублей работодателю, остальную же выручку забирал себе. Причём, как пояснил в суде истец, расчёты с индивидуальным предпринимателем производились раз в неделю. Такая работа, почти на вольных хлебах, без излишнего контроля, его вполне устраивала. Он пропадал на работе, потому что это было выгодно, делал в день по четыре круга.​ ​

У ответчика сложилось иное мнение о трудовых качествах водителя: по её словам, на работе Серова толком никто не видел, он не сдавал выручку, не получал зарплату. Зато калымил на себя. По этой причине договор с ним через несколько дней был и вовсе расторгнут. Так что она не понимает, какие к ней могут быть претензии. Тем более что по поводу этого спора истёк срок исковой давности. Да и индивидуальное предприятие уже ликвидировано.

Между тем Серов сумел представить суду неоспоримые доказательства того, что он состоял в трудовых отношениях с ИП Храмцовой. Среди документов были, к примеру, медицинские справки по результатам обследований водителя транспортного средства, свидетельство о подтверждении оснащения автомобиля аппаратурой спутниковой навигации с печатью ИП, разовые билеты на его маршрут, постановление по делу об административном нарушении, в котором было указано место его работы. Приказ об аннулировании трудового договора он не подписывал (суд предлагал ответчику провести почерковедческую экспертизу, но она отказалась).

Факт исполнения Серовым своих обязательств по перевозке пассажиров подтвердили и свидетели, которые работали с ним в те годы. Водители всё время видели его на маршруте, в том числе и в выходные дни. Отдельно суд разъяснил свою позицию по сроку исковой давности, который, как известно, составляет три года. Арифметика ответчика здесь была неверна. Всё дело в точке отсчёта этого срока. А именно: время пошло не с момента устройства на работу, а когда «лицо узнало или должно было узнать о нарушении своих прав». Пока Серов возил своих пассажиров, у него не было оснований считать свои права нарушенными. Действующее законодательство не содержит норм, которые бы обязывали его контролировать уплату страховых взносов. Так что общий срок исковой давности истцом не был пропущен. Другое дело, что теперь, после окончания этого спора, он знает: при устройстве на работу нельзя быть слишком легковерным, стоит подумать о пенсии загодя, чтобы все документы и отчисления были в порядке,​ аккуратно велась трудовая книжка.

По решению суда после факта установления трудовых отношений с истцом бывшей предпринимательнице пришлось раскошелиться на сумму более 100 тысяч рублей. Таким оказался размер страховых взносов в Пенсионный фонд, которые не были в своё время уплачены, а попали вместо этого в карман ответчика.​

 

Галина Толоконникова

Восточно-Сибирская правда

Категории:  Конфликты
 
вверх